Моя последняя надежда восстановить справедливость...

Дорогие представители СМИ!

Пишу вам, потому что вы – моя последняя надежда восстановить справедливость. Меня зовут Светлана Гусева, я уроженка и жительница г. Свалява, Закарпатской области. Мы с мужем верующие люди, христиане. В прошлом году с моей семьей случилось горе, которое продолжается по сей день, и неизвестно когда закончится...

25 июня 2009 года в г. Житомир произошло ДТП. Мой муж, Михаил Гусев, сидел за рулем грузового автомобиля, который вез в Киев груз весом в 30-40 тонн. Именно он ехал по главной дороге и спокойно проезжал перекресток на зеленый свет в тот момент, когда в него врезался легковой автомобиль, за рулем которого сидел господин Беляков С.Б. - главный таможенник Шереметьевского аэропорта (РФ).

Спустя сутки после ДТП, погибла женщина, которая сидела возле водителя «легковушки» и являлась родственницей гражданину РФ. Однако милиция, опросив участников и свидетелей аварии, выяснила, что вины в том, что случилось, на моем муже Михаиле, нет. Это ему сказали, спустя трое суток, на протяжении которых он ночевал у себя в машине на платной стоянке. Однако местная милиция, как это, к сожалению, случается в нашей стране, за «благую весть» о том, что Миша невиновен, запросила 5000 грн. Мой муж отказался.

Во-первых, потому что знал и был уверен в своей невиновности; во-вторых, он честный человек, который старается «крутится» в жизни, чтобы обеспечить меня и всю нашу семью достойным проживанием. Мужа отпустили в субботу, 27 июня, сообщив, что дело будет закрыто в течении 10 дней и что он может спокойно ехать домой, зная, что невиноват. Это подтверждал составленный на месте происшествия протокол и трое свидетелей.

Однако 10 дней затянулись на 2 месяца. И в конце августа мой муж опять поехал в Житомир по вызову следователя. Там ему сообщили, что дело не закрылось, и передается в суд. Но больше всего шокировала новость о том, что теперь мой муж проходит по делу как обвиняемый. Домой Миша вернулся с растерянным видом и подпиской о невыезде.

В середине октября ему пришло письмо – «Обвинительный вывод» («Обвинувачувальний висновок» - укр.), в котором подтверждалось, что Миша обвиняется в ДТП, вследствие которого погиб один человек. Однако заключения о смерти женщины мы не видели в глаза и не были уверенны в том, что она умерла именно в результате аварии. В документе также говорилось о том, что показания всех трех свидетелей признаны «нелогическими и недостоверными», и это несмотря на то, что они стояли на перекрестке и непосредственно все видели от начала до конца. Следствие же решило принять показания других двух свидетелей, один из которых сидел за рулем в метрах 50 от места происшествия, и утверждал, что во всем виноват Миша.

В конце осени 2009 года мы получили повестку в суд, который был назначен на 22 декабря 2009 года. Признаюсь, что мы испугались и растерялись. Однако, муж стоял на своем и был убежден в своей правоте. В то же время мы понимали с каким «зверем» имеем дело и что нам, простым «смертным» такая война может быть не по зубам и не по карману. Наши опасения подтвердились, когда мы узнали, что таможенник требует от нас 200 000 гривен морального ущерба, 16 000 грн. – для покрытия расходов за похороны и около 60 000 гривен, связанных с расходами в процессе переездов из Москвы в Житомир и в процессе следствия.

Не те ли это расходы, он хочет покрыть, которые пошли на подкуп судьи и всех причастных к этому делу?

Честно признаюсь, что мы запаниковали... Ведь мы никогда раньше не держали в руках такие деньги и, главное, мы не верили, что правосудие настолько нечестное в нашей стране. Знаете, что сказали позже моему мужу на суде? Что он МОГ сделать так, чтоб в его машину не врезалась «легковушка» таможенника. Главная полоса… зеленый свет… Грузовик с весом в 40 тонн...

Мы не поехали на заседание суда, 22 декабря. Да, мы знали, что должны ехать, но мы также понимали, что Мишу «закроют» в тюрьме. У нас не было денег, так как муж по условиям подписки о невыезде, не мог выезжать за пределы Свалявы, а его бизнес, связанный с перевозками, мог приносить прибыль только при условии дальних поездок. Работы в нашем маленьком городишке не было. По состоянию здоровья я давно не могла работать. То есть мой муж был единственным кормильцем для меня и наших двоих детей. Мы все больше залазили в долги. Да, я признаю, что наша семья допустила ошибку, решив, что ситуация решится сама собой. Но, поймите нас, пожалуйста, мы просто не знали, что делать! Логичнее всего было нанять адвоката, но и для него нужны деньги! В конце концов, в начале февраля Мише позвонил местный следователь и попросил прийти к нему. Мы решили не прятаться и, честно говоря, устали от безысходности, в которую все больше и больше загоняла нас ситуация с ДТП.

В первых числах февраля Миша пошел в милицию, где его и «закрыли». Милиционеры долго искали документ, на основании которого по закону они должны были задержать Мишу. Вместо оригинала постановления после двух часов поиска специалисты уголовного розыска предъявили непонятный листок факса, составленный на скорую руку и присланный с Житомира. Миша просидел все ночь в тюрьме, а на утро его уже ждала машина с милиционерами, которая его увезла из Свалявы. С тех пор мой муж сидит в следственном изоляторе №8 г. Житомир. Помимо денег, которые мы должны» таможеннику, милиция запросила с нас 1000 гривен за «услуги такси»: перевозку в милицейском «бобике» со Свалявы в Житомир. И снова мы отказались подыгрывать коррупции и унижать свое достоинство.

У Миши отобрали телефон. Правда, он успел вынуть из него SIM-карту. Когда мужу отдали его NOKIA, мобильный был в ужасном состоянии и требовал срочного ремонта. Казалось, что все внутренности были вставлены с другого телефона. Также были стерты все телефонные номера, и, главное, фотографии с места аварии...

Мне ничего не оставалось, как срочно искать адвоката и деньги на оплату его услуг. Знакомые посоветовали господина Забродского Б.И., якобы ведущего и известного адвоката в Житомире. Мне некогда было ездить и отдельно говорить, проверять насколько слухи о его компетентности соответствовали реальности. Да и не думала я об этом. В нашей семье все дела всегда решал Миша. Я за ним была как за стеной, а тут впервые столкнулась с проблемами лицом к лицу. Мы подписали с ним договор, я заплатила ему 5000 гривен, и он приступил к делу.

В сердце появилась надежда. Но вскоре пыл, с которым наш адвокат приступил к делу, угас. Борис Иванович начал игнорировать мои звонки, грубить по телефону, уверять, что дело проигрышное, что мы не знаем, с кем связались, и что у нас нет шансов. Чуть ли не с пеной во рту он доказывал, что вернет нам все деньги, которые мы ему заплатили. Тем не менее, как только я спрашивала, когда он может это сделать, он «съезжал» и опять бросал трубку. Более того, сейчас он требует 700 гривен за то, что проводит какую-то разъяснительную работу со свидетелями. Когда я звонила им, то они мне признались, что мой адвокат наговаривает их давать показания против Миши.

Я узнала, что Миша сидит в грязной, серой, холодной камере, в которой, кроме него, находятся еще 14 мужчин и крысы... Размер 7х7 кв. м., и это включая унитаз и умывальник… Там же заключенные и кушают – это все в условиях полной антисанитарии. Когда я видела мужа примерно месяц назад, я не узнала его: худой, испуганный, растерянный… Он успел мне сказать, что его хотят заставить признать то, чего он не делал. В качестве аргументов – три сломанных ребра… Миша наотрез отказался делиться со мной подробностями того, как это произошло… Адвокат навеща
л его один или два раза формально, непосредственно перед судом. Больше он «не напрягался».

Следующий суд – 21 мая, в 15.00. Я прошу вас помочь мне и приехать на суд...

Я никогда не думала, что такое может произойти с моей семьей. Что моему мужу, в его 44 года, будет «светить срок» от 3 до 8 лет за то, чего он не делал, только потому, что он оказался не в том месте и не в то время. Я знаю, что таможеннику грозит намного больший срок, потому он будет делать все, чтобы не замараться и выйти сухим из воды. Да, я не была на месте ДТП, но я верю своему мужу, и прошу вас, уважаемые журналисты, поверить также. Я осталась один-на-один с проблемой. Нас предало правосудие, адвокат…

У меня больше нет денег для того, чтобы искать другого специалиста, а главное, нет времени. Мне важна ваша поддержка. Я верю в то, что вы на самом деле не зря называетесь 4-ой властью.

Я готова ответить на все ваши вопросы и, если надо, дать телефоны всех причастных лиц: нашего горе-адвоката, свидетелей, которых он, как выяснилось позже, даже не приглашал на заседания… Все документы – у господина Забродского. Сейчас мой муж подал заявление, чтобы его ознакомили с его уголовным делом. Он пробует воевать изнутри, но я не могу сидеть, сложа руки.

Суд состоится 21 мая, в 15.00 по адресу ул. Победы, 1, "Дом правосудия". Прошу вас, помогите...

С верой в ваш профессионализм и человечность, Светлана Гусева, 3 8066 394 78 28

Источник: “http://zhzh.info/publ/4-1-0-2237”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя